Mukuro_kun
Il nostro mondo - un'illusione
Название: Я верю тебе
Автор: Mmm Deidara sama
Бета: нет
Фэндом: KHR
Статус: закончен
Жанр (ы): Слеш(Яой), ангст, POV
Рейтинг: PG-13
Размер: Драббл
Размещение: С разрешения автора
Пейринг: Мукуро/Тсунаеши
Предупреждения: ООС


- Пожалуй, я не стану больше отпускать тебя так надолго и так далеко.
- Разве это не моя работа, быть вашей ручной собачонкой?
- Перестань. Тебе так нравиться вызывать во мне чувство вины?
- Возможно и так. Но все же. Я вернулся.
- Добро пожаловать. Я рад, что ты жив.
Последнее время конфликтов становилось все больше и больше. Семья всегда находилась в режиме ожидания очередной войны, с каким-то, совершенно новым, но сильнейшем, кланом, и это начинало раздражать. Время на личную жизнь, практически не оставалось. Я и вовсе забыл, как выглядит мой дом, мой стол, моя кровать. Гостиницы, штабы, дешевые мотели, смотря по ситуации, картины менялись, но в них не было ничего стоящего. По началу, душа рвалась домой, к будущей жене, к теплу, а затем и это забылось, к тому же, все это сильно повлияло на мои взгляды на собственную жизнь.
Он был всегда для меня человеком, которому я не доверял. После того, как я вник в дела семьи полностью, начал присматривать за ним. То и дело, Великий и Ужасный иллюзионист Вонголы ускользал от моих самых лучших людей и заявлялся в мой кабинет, когда солнце показывало свои последние лучи и исчезало за горизонтом, устраивая очередной «тихий» скандал. Я не мог ему доверять. Тогда я вообще мало кому доверял, но этот человек уже давно причинил боль семье, в которой он сейчас считается не отъёмной частью, и доверия ему нет. Когда я был мал и еще не мог смериться со своей судьбой, все было не так. Я видел его душу и знал, что в нем есть что-то хорошее, что еще не вымерло до конца, и если подтолкнуть его в правильном направлении, он сможет исправиться. Время шло, я становился старше. Когда в твоей неотъемлемой частью гардероба, становиться огнестрельное оружие, которое может одним выстрелом лишить жизни, то смотреть на жизнь ты перестаешь через, не протертые, розовые очки. Погоня за правдой началась давно, когда Мукуро начал часто исчезать, возвращаться и отлынивать от своих дел, не появляться на собраниях семьи и совершенно игнорировать своих подчинённых, которых у него, к слову, было всегда предостаточно. Я пришел к стандартному выводу, что иллюзионист постепенно решил вернуться к старому, и все было тщетно. Но приставить к нему слежку, было плохой идеей. Лучше него в этом не было никого, и само собой, он заметил все довольно быстро, но как ни странно, прямого вопроса «зачем?» он никогда не задавал мне, все было в обычных фразах: «не доверяешь, зачем держишь?» или «найди себе другого дурака, которому будешь доверять» или еще что-то в том роде. Всегда спокойно, без нотки истерики, и злобы, как положено по его рангу и возрасту.
А как-то раз я решил просто спросить все напрямую. Было это глубокой осенью, и мы просто решили выпить. Уже тогда, рядом с ним меня передергивало. Руки тряслись голос предательски садился. Тогда я думал, что это все ерунда, от того, что я все еще боюсь его и боюсь того, что будет если он предаст семью. Чистое недоверие. Но после того, для кого-то холодного и обыденного вечера, все изменилось.
Я сильно перебрал, так что, даже не помню, о чем мы говорили под конец. Помню, что все же я спросил, чего он хочет. Он же просто посмотрел на меня, усмехнулся и просто промолчал, делая глоток виски, как ни в чем не бывало, как будто бы я ничего не спрашивал, или же сказал что-то не заключающее в себе важный вопрос. Тогда я немного разозлился, накричал на него, но и тут он промолчал. Он так и молчал весь вечер, когда я затрагивал тему работы, а так, был вполне нормален, и приветлив, это напрягало еще сильнее.
Домой в тот день я так и не попал, хотя именно в тот день мне выпал свободный вечер, который я смог бы провести наедине с любимой женщиной, пробуя ее очередной прекрасный ужин, но, увы.
Вышли из бара мы, далеко после полуночи. Ноги давно уже меня не держали, так что без помощи своего хранителя, я нормально идти не мог. Возвращаться пришлось обратно в штаб, не без помощи мелких иллюзий, так как не особо хотелось, что бы босса Вонголы видели в таком состоянии, особенно с его хранителем, которому он не особо и доверял тогда. Когда мы все-таки добрались до моей комнаты и остались, без лишних иллюзий, наедине, разговор состоялся.
- Я, в скором времени, стану отцом. Хватит ли тебе этого, что бы понять мое поведение и наконец-таки перестать подозревать меня во всех грехах мира. – Сказать, что я был удивлен – ничего не сказать. Мукуро всегда был не особо разговорчив, и он никогда бы не стал говорить о подобном, и что бы вот так?
- А как же свадьба? – Ничего более глупого, в тот момент, я выжать из себя более не смог. Он смотрел на меня так, как смотрела на меня моя невеста, когда я делал ей предложение. Отпустило ее только на следующий вечер, но что поделать, тянул я с этим, действительно, очень долго.
- Я оставлял тебе приглашение на свадьбу, но видимо ты его не заметил.
- Эм, ну, может еще одно дашь? Ты же знаешь, какие завалы у меня на столе, или уже поздно? – Забывчивость, было моим главным минусом в жизни, и поделать я с этим ничего не мог, так же как и не внимательность, и когда я уходил головой в какое-то дело, то просто терялся во времени.
- Думаю, опоздал, на пару лет, так точно. – Глаза и так не в меру больше стали уже до ненормальности огромными, когда я пытался спьяну сфокусироваться на мысли и сбить тупую улыбку с лица, заменив ее полнейшим шоком.
- Ты хочешь сказать… что ты... - Слов больше не осталось. Внутри, почему-то все сжалось уже от первых слов. Это было странное чувство, непохожее не на жалость, не на радость, не на успокоение души, что твой хранитель не предатель, а что-то горькое, неприятное и дико разрезающее все внутри.
- Неважно. Я знал, что ты не придешь, даже если пообещаешь. Странно было видеть твою невесту в одиночку в церкви в тот день. – Вот идиот, неужели я до такой степени заработался, а она мне даже не напомнила! Глупости, винить себя сейчас довольно поздно.
- Ну… я поздравляю тебя… наверное… прости, что так поздно.
- Скажи, а ты правда ее любишь, Мукуро? – Никогда не ожидал от себя такого вопроса, но Хроме была не самой обычной девушкой с улицы, а зная Мукуро… он не любил никого, и если он так поступил, значит что-то на то его подтолкнуло, но что именно, не любовь же?
- Это не так важно. Она этого хотела, и возможно заслужила, так что пускай так и будет, меня все устраивает.
- По-твоему, это нормально? Играть с чувствами этой девушки, которая готова жизнь за тебя отдать! – Я был взбешен, чувства нахлынули разом и я вцепился в чужой плащ пальцами так цепко, что на мгновение колющая боль прошлась по ладони. Мукуро лишь усмехнулся.
- Я не играю с ней, она моя законная жена, я не издеваюсь над ней, я даю ей все что она захочет, но не любовь, и она это понимает без слов и согласна с этим.
- Но разве это нормально? – Захват ослаб и я обессилив просто уткнулся своему хранителю носом в грудь.
- Почему ты не можешь быть как все, нормально любить, нормально приглашать на венчание, все делать нормально, не скрываться и не заставлять меня следить за тобой днями и ночами.
- Тебя никто не заставлял это делать, ты просто мог мне поверить, как веришь остальным. За все время, что мы сражались спина к спине, я должен был заслужить немного веры от тебя, но видимо это бесполезно. – А действительно, я был так глуп, слеп и недоверчив к нему, это было не справедливо. Но оправдаться мне не дали. Когда он положил руку мне на голову, мне захотелось просто растаять вот так, как есть и больше не возвращаться в реальный мир с его проблемами и невзгодами и слишком незначительными радостям. Что произошло дальше я помню плохо. Все было как в тумане. Я не узнавал ни себя, ни его в первую очередь. Но тогда, отчетливо помню, что я не задумывался о том, что где-то за стенами нашего штаба меня ждет моя девушка с вкусным ужином, переживающая обо мне и даже немного негодующая, что именно сейчас меня нет с ней рядом, хотя я обещал прийти. Это было так странно. Его образ просто поработил меня, и я не в силах был сопротивляться ничему. Его руки, губы, тихое дыхание, беззвучные слова – все это заставляло меня как будто бы специально в сознании стирать реальность, все то, что я думал и любил – целиком и полностью, без намека на возвращение. Он был не такой, каким я видел его всегда, каким считал все это время. Внимательный, страстный – в тот момент я помню, что позавидовал его жене, с дикой, безграничной завистью и с мимолетной мыслей «я не хочу, что бы это заканчивалось». Пускай я был пьян, пускай не в себе, пускай все новости смешались у меня в голове и я просто не увидел грани, что можно, а что нельзя. Пускай все это будет простым предлогом, который еще не раз будет мучить меня, когда я буду вспоминать об этом. Пускай. Это уже неважно. Пускай я не помню подробностей, но тело не обмануть оно все помнит и забыть не сможет долго и будет требовать еще больше и больше, пока не надоест окончательно, а может ли такое вообще надоесть.
После, все шло своим чередом. Я убрал охрану, более не в праве не доверять этому человеку, но внутри, оставалась какая-то пустота. Когда я видел его, сердце билось сильнее, мне хотелось, то и дело, улыбнуться, прикоснуться к нему. Я боялся сам себя, своих чувств, ненавидел его за то, что он сделал со мной. Я не верил, что это все я. Я думал, что он просто погрузил меня в иллюзию, от которой я рано или поздно просто сойду с ума и стану его куклой на веки. Не этого ли он добивался ранее? Приходя к такому выводу, ранее, я бы просто начал бы вновь подозревать и что-то делать, а сейчас, мне уже было все равно.
Сейчас же, когда прошло уже несколько лет я вспоминаю все это с усмешкой на губах. Я смерился, я нашел то, что действительно дарит мне покой. Я жду его с очередного задания, только для того что бы подойти сзади обнять и понять, что он жив, он со мной, и он вновь покинет меня и я снова останусь наедине с обычным миром, который не капли для меня не изменился. Моя девушка стала моей супругой, и теперь я понимаю его, понимаю, почему все так, а не иначе. Нет рамок в отношениях, необязательно любить кого-то и быть верным до гробовой доски. Ты любишь одного, а жаждешь быть с другим. С одним тебе тепло и комфортно, с другим твой мир заполняют краски, которых ты никогда не видел. Как шаг, по ту сторону, ты не знаешь что ждет тебя там сегодня.
- Ты неважно выглядишь, с тобой все в порядке?
- Просто устал, перелет был долгий. - Его тело непривычно холодное, я чувствую, что что-то не так, но он никогда не скажет правды, если я сам ее не раскрою.
- Ты на сегодня закончил?
- Пожалуй да, может поужинаем вместе?
- Я не буду против.
В ресторане он так и не притронулся к еде, лишь раз от разу кривился от боли, прикладывая руку к голове. Мне это порядком надоело, и я просто потащил его в номер, который мы, как обычно в прочем, сняли на ночь и насильно уложил на кровать, садясь рядом.
- Если ты сейчас не развеешь свою иллюзию, я пущу тебе пулю в лоб, и мучиться ты точно больше не будешь. Мало того, что ты все еще даешь жизнь своей жене, ты еще тратишь силы на то, что бы спрятать ранение? Это убого и глупо.
- От тебя мало что утаишь, Тсунаеши. Иногда это даже немного злит. – Он попытался улыбнуться, но вышло это довольно припаршиво.
Голова была разбита. Бинт, который явно наспех наматывался, полностью пропитался кровью. Страшно было наблюдать за такой картиной, хотелось даже отказаться от своих слов и заставить опять наложить иллюзию, но, к сожалению, она лишь скрывает, не лечит. Пришлось самому перемывать рану, обеззараживать, заново перематывать чистым бинтом и читать нотации под конец, что бы завтра же отправился к врачу, что бы тот наложил швы, если понадобиться.
- В такие моменты ты напоминаешь мне Хроме, которая пытается сделать из себя строгую мамашу, ругая нашего сына за поцарапанные, в очередной раз, коленки.
- Ненужно об этом, хорошо? Если бы это увидел бы она, ее бы удар хватил.
- Кстати, разве твоя жена не ждет тебя сегодня домой?
- Нет, я сказал, что у меня есть дела. Я ждал тебя, и сегодня я хочу побыть только с тобой и не думать о том, что будет завтра.
- Совесть то не мучает?
- Я не считаю, что это измена.
- Я не буду спорить, но ты ведешь себя как ребенок.
- Кто еще тут ведет себя как ребенок, пытаясь скрыть иллюзиями раны. Неужто, так стыдно?
- Когда тебя атакуют напрямик и ты ничего не можешь с этим сделать, потому что у тебя отказали, именно на то мгновение, руки и ноги? Да, возможно это стыдно, но такого больше не повториться, это был единичный случай.
- Не хочу, что бы ты скрывал что-то от меня. От других – сколько угодно, но не от меня. Я прошу тебя об этом.
- Хорошо, босс, как скажите. – Усмешка, которая обычно меня только злит, но когда с усмешкой сказанные слова звучат прямиком над ухом, при том тихим шепотом, уже не до того. И вот я вновь чувствую его теплые руки, нагло пробирающиеся под одежду, губы скользящие по шеи. За все эти пару лет, что мы в месте, он знает все обо мне. Знает, что я люблю, что ненавижу, от чего у меня голову сносит окончательно и бесповоротно. Было много поползновений в обратную сторону, но ему проще было бы меня связать, что бы я даже не пробовал. Его мир должен был состоять из идеальных контуров, красок и штрихов, только тогда он мог быть счастлив. Так что, по-началу, я не сопротивлялся, просто отдавался этим ощущением полностью, но после и сам начал подмечать, что ему действительно бы понравилось, и, не пробуя, просто запоминал это, а за тем, в нужный момент, применял знания на практике, и тем самым заставлял и его удивиться, и сам получал удовольствие от выражений на его лице. Это больше походило на игру, где каждый шаг ты продумываешь до мелочей, чтобы не спугнуть свою добычу и после, в полной мере, насладиться ею. С его стороны происходило нечто подобное. Сказать, что нам не хватало этого от наших жен – было невозможно. Там все было куда изящнее, правильнее, красивее, но не это нам обоим было нужно. Такое молчаливое общество, которое сейчас орошалось только моим, довольно звонким голосом, было именно тем, чего всегда не хватало нам для полноценного существования.
Возможно когда-то и это кончиться, все наскучит, найдется кто-то другой. Ведь не зря говориться, что мужчине всегда мало чего-то одного, да и женщине тоже. Верных людей не бывает, бывают просто идиоты-мазохисты, которые причиняют боль себе и даже отомстить не могут или просто бросить. Единственное на что их хватает, это слезы, истерики и разрыв, который длиться не долго. В прощении нет смысла, а в понимании он есть. Чувство собственности - это неотъемлемая часть любого живого существа на планете, но удержать невозможно, ничем. Ни красивой одеждой, ни страстными объятиями. Наскучит и останется лишь выбор: терпеть или идти искать дальше. Ведь чтобы что-то другое найти, тоже нужно много времени, так просто из воздуха ничего не найдется.
Я верю лишь в то, что пока этого не случилось, я буду с ним и душой и телом, и буду верить в то, что я не предавал ни себя, никого то еще. Я не могу оставить прошлое и отказаться от настоящего. Не хочу потерять все. Но если бы был бы выбор, я выбрал бы его.
Он моя судьба, опора, и тот, кто нужен мне, чтобы не потерять себя.